Инструменты пользователя

Инструменты сайта


мирошников_владимир_семенович

Владимир Семенович Мирошников

С 1945 по 1982 гг. доцент кафедры лесоустройства, кандидат сельскохозяйственных наук. Награды: 18 правительственных наград, 2 ордена Отечественной войны, 2 ордена Красной Звезды

Родился 22 октября 1918 года в Новохоперском районе Воронежской области. После школы и курсов учителей работал учителем неполной средней школы.

Участвовал в военных действиях с декабря 1943 года в 37-й Гвардейской стрелковой дивизии.

«После разгрома вермахта под Сталинградом в феврале 1943 года 37-ю Гвардейскую стрелковую дивизию, в которой я воевал, перебросили на станцию Елец. В условиях полного бездорожья, метелей и снежных заносов, преследуя противника, мы стремительно продвигались на запад. Несмотря на то что немцы пытались задержат наступление гвардейских частей, в Курской битве они потерпели решающее поражение и потеряли военную инициативу.

Наша 37–я гвардейская дивизия преодолела Десну, Сож, Днепр, вошла в Речицу, за что получила название Речицкой. Командовал дивизией генерал–майор Евгений Иванович Ушаков, выходец из сибирского казачества. Учитывая труднопроходимые условия болотистого Белорусского Полесья и необходимость усиления разведки, приказом командира дивизии создали взвод конной разведки, командовать которым поручили мне.

В середине декабря взвод получил очередное боевое задание — пройти в тыл врага, установить связь с партизанами, усилить оборону разрыва переднего края противника в районе деревни Паричи.

Преодолев более 30 километров и не встретив на своем пути врага, мы без единого выстрела подошли к деревне Углы. Жителей в ней не оказалось: с приближением фронта они поспешили укрыться в болотистых лесах. Взвод расположился на ночлег в одной из деревенских хат. На заре послышался грохот танков, издалека доносилась артиллерийская канонада, вскоре появились автомашины с солдатами. Как выяснилось позже, немецкое командование приняло решение восстановить и выровнять сплошную линию фронта, а заодно и разгромить активно действующие партизанские соединения. Удар нанесли по переднему краю 37–й, 38–й дивизий и соседних с ними воинских частей. Немцам удалось потеснить наши войска на 25 — 30 км, выровнять фронт.

Небольшая группа разведчиков (20 человек) оказалась во вражеском тылу. Избегая прямого боя с противником, мы стремились выполнить задание командования. Оставив деревню, по лесным заболоченным тропам пробирались в глубь Полесья. Через некоторое время удалось выйти в зону расположения партизанской бригады им. Пархоменко, которой командовал Алексей Васильевич Львов. Мы вошли в подчинение комбрига.

Три пехотные и две танковые дивизии немцев развернули бои с партизанскими соединениями. Первоначально гитлеровцы нанесли удар по опорным пунктам отряда им. Кирова. Партизанские позиции атаковывались с земли и с воздуха. Снаряды рвались так густо, что казалось, ничего живого остаться не может. Вздымались глыбы земли, с корнями вырывались деревья… Но партизаны продолжали жесткое сопротивление. Уничтожили более 200 немецких солдат, подбили два танка, бронемашину, восемь автомашин противника. Но и сами несли большие потери. В неравном бою погибли пулеметчик Хархурин, медсестра Мария Колпакова, отважный командир отряда Василий Голодов. Смертью храбрых пали около 90 человек.

Мы почти полностью израсходовали боеприпасы, но продолжали сопротивление. Лишь по приказу штаба партизанского движения отошли в Старобинский (теперь — Солигорский) и Любанский районы и расположились в деревнях Червоное Озеро, Скавшин, Обидемля, Завыход.

Кроме моего взвода, в тылу врага оказалось и несколько других подразделений 65–й армии, в том числе и 1–й батальон 1281–го стрелкового полка. Полковник Н.Френкель, принявший на себя командование, вывел разрозненные подразделения наших солдат в партизанскую зону. Установил связь с командиром партизанской бригады Ф.Павловским, штаб которого находился в деревне Карпиловка. Через некоторое время состоялась встреча и с командиром Полесского партизанского соединения И.Ветровым. Они обсудили возможность создания свободного полка из военнослужащих 65–й армии, оказавшихся во вражеском тылу, совместные боевые действия с партизанскими подразделениями. Решение по рации передали военному совету 65–й армии. Ответ последовал незамедлительно.

По приказу командира сводного полка в Карпиловку прибыл мой взвод конной разведки, 47 офицеров, около четырехсот солдат и сержантов. К полку присоединили также 147 партизан, не имевших оружия, 29 словацких солдат, незадолго до этого перешедших к партизанам. В составе полка сформировали два батальона, саперную роту и подразделение разведки.

В ночь на 16 февраля 1944 года основные силы сводного полка — более 150 бойцов и сержантов — с боями перешли линию фронта и соединились с частями 37–й гвардейской дивизии. Мой взвод конной разведки вернулся в партизанскую бригаду им. Пархоменко. Бойцы взвода пополнили бригадную партизанскую разведку, а меня назначили начальником штаба партизанского отряда им. Орджоникидзе.

В Любанском и Старобинском районах (теперь Солигорский) партизаны активизировали борьбу с фашистами. Диверсии, засады, разгром полицейских гарнизонов… После активных зимних и весенних боевых действий наступил «патронный» голод: закончились запасы мин, снарядов, взрывчатки. Чтобы наладить воздушную связь с «большой землей», вблизи деревни Комсомолец партизаны начали строить лесной аэродром с взлетно–посадочной полосой длиной 1.500 и шириной 800 метров. Работали круглосуточно.

…Первым рейсом с «большой земли» доставили ящики с патронами и взрывчаткой, снаряды, мешки с одеждой, солью, махоркой, газетами, письмами. Почти каждую ночь на лесной партизанский аэродром садились самолеты. Так штаб партизанского движения снабжал оружием, боеприпасами десятки партизанских отрядов, действовавших на обширной полесской территории.

В середине мая началась новая масштабная блокада партизан Любанского, Старобинского, Стародорожского и Житковичского районов. На этот раз регулярные воинские части противника с артиллерией и танками вели наступление на партизан по широкому фронту с применением разведывательной и боевой авиации. Эта блокада оказалась самой тяжелой за все годы партизанской войны.

Кольцо сжималось, шли непрерывные бои, обе стороны несли большие потери. Из окружения существовал единственный выход — через болото. Оставив повозки и другие хозяйственные грузы, забрав раненых и кое–какое продовольствие, партизаны двигались по мелиоративным, заполненным водой каналам. Артиллерийский обстрел, бомбежки с самолетов не прекращались. 31 мая бригада вышла на большой остров среди болот. Прекрасный сосновый бор, белоствольные березы и густой кустарник укрыли нас от неприятеля. Несколько дней после тяжелой блокады мы наслаждались тишиной, хорошей погодой, приводили себя в порядок, мылись, стирали белье.

В канун начала операции «Багратион» бригада в полном составе вышла на подрыв железной дороги на участке Старушки — Уречье. «Рельсовая война» началась с проведения тщательной разведки огневых точек врага, уточнения подходов к железнодорожному полотну.

В ночь с 21 на 22 июня ровно в 24 часа были блокированы огневые точки врага, подрывники подорвали 936 рельсов. Такие подрывы одновременно провели практически на всех железных дорогах Белоруссии. 23 июня Красная Армия начала операцию «Багратион», которая привела к полному освобождению Белоруссии от немецких войск. Встреча бригады с армией произошла 30 июня у деревни Чижевичи Слуцкого района, отмеченная совместным оружейным салютом.

16 июля 1944 года состоялся партизанский парад — грандиозное и памятное событие для всей республики, первый праздник белорусов после трехлетнего пребывания под гнетом фашистской оккупации. Летом 1944 года Отдел кадров ЦК Компартии Белоруссии направил меня в Барановичи, где я работал заместителем директора по военной подготовке в средней школе № 1. Позже поступил в Белорусский лесотехнический институт, находившийся в то время в Гомеле. В 1950 году окончил лесохозяйственный факультет. Там же работал более 35 лет».

мирошников_владимир_семенович.txt · Последние изменения: 2014/04/26 12:05 — Администратор